1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Криворожанка с улицы Тухачевского 80-летняя Тамара Смирнова: «После того, как психически больной мужчина поселился в подъезде нашего дома, моя жизнь пре1002 13вратилась в кошмар»

 

Покой нам только снится

Мне почему-то кажется, что если вам повезло с соседями, то вы не из нашего города. Но одно дело, когда вас достают музыкой, работающей дрелью или лаем собаки - то это еще полбеды. А вот если рядом с вами проживает человек с «пробитой кукушкой»… И как назло эта самая «кукушка» выскакивает, когда ее совсем не ждали - вот тут и врагу не пожелаешь. Чтобы наши читатели, проживающие в частном секторе, поняли, с чем же, нам, обитателям многоквартирных домов приходится сталкиваться, для начала опишу свою «артемовскую» жизнь, а затем приступим к проблеме нашей читательницы.
Заметьте, что я говорю лишь об одном подъезде пятиэтажного дома. Три квартиры сдаются внаем, одна пустующая ждет возможных наследников. Еще одна скучает, потому что хозяева приезжают в Кривбасс только на лето. Квартира первого этажа превратилась в бомжатник - на время пришел из тюрьмы хозяин-наркоман. Прошлой зимой он чуть весь дом не сжег: похоже, что от холода разжигал в жилище костер. А в однокомнатной квартире на четвертом этаже живет афганец-интернационалист. Так он уже больше года не только социального работника, но родителей в квартиру не пускает, из дома не выходит, разве что раз в неделю за покупками в ближайший магазин. Притом быстро и оглядываясь по сторонам. Понятное дело, что война наложила на него свой неизгладимый отпечаток, но причем же здесь все остальные? Квартиру превратил в свалку. Соседи рассказывают, что случайно смогли прорваться в его жилье и увидели, что свою квартиру он превратил в мусорку. Отходов по пояс в прямом смысле этого слова, только тропинка проложена от входной двери на кухню и к кровати. И никто не даст гарантии, что не сегодня-завтра этот товарищ не взорвет жилой дом к чертовой матери. Кстати, взорвать хотел при помощи газа жилец из пятого этажа. Вовремя остановили. На этом же этаже с матерью-пенсионеркой проживает психически больной мужчина. Его регулярно забирают в ПНД во время очередных приступов агрессии.
Изложенное выше обнажает две насущные проблемы: неадекватные товарищи и пустующие (съемные) квартиры. Это я веду к тому, что если человека станут убивать на лестничной площадке какие-то гопники, то вступиться будет некому.

«А ты попробуй меня поймать»

А теперь послушайте рассказ нашей читательницы, пенсионерки Валентины Смирновой.
- Я живу в этом доме в течение 53-х лет, - говорит Тамара Владимировна. - А в 2013-м году жилица соседнего дома купила квартиру для своего неадекватного сына в подъезде нашего дома, этажом выше. Мужчине по виду лет 40-42. Женщина приносит ему продукты и делает уборку. Андрей, так зовут мужчину, днем вроде бы и ничего. Приходит, то сахара попросит, то швабру. А вот ночью…
Мужчина, после того как вселился в квартиру, не выходил из нее на протяжении года. А затем потихоньку появлялся на улице, курил у подъезда. А потом среди ночи я начала слышать стуки. Просыпаюсь, кто-то стучит мне то кулаком, то ключами в дверь. Открывать я боюсь, только кричу «кто там?» и «что вам нужно?». А помощи ждать не от кого. Потому что на площадке этажа то практически пустующие квартиры, либо съемные. Вот в съемной квартире живет мужчина, так он не выйдет на лестничную площадку, даже если тут и бомба взорвется.
Соседи начали говорить, а может, показались мне все эти стуки? Я обратилась к этому мужчине. Говорю: «Андрей, зачем ты стучишь мне в дверь по ночам?». А он в ответ: «А я не стучу».
Видимо этому соседу захотелось разнообразия, и он ночью стал выбивать дверь другой квартиры из нашего подъезда. Стучал и кричал, обращаясь к хозяйке жилья: «Я тебя убью, я тебя изнасилую». А потом когда муж этой женщины видать хорошо объяснил Андрею, что так делать нельзя, тот полностью переключился на меня. Я уже не говорю о том, что он громко включал музыку. Но с этим разобрались быстро. Пожаловались его матери. Та пришла и забрала аппаратуру.
Я с соседями неоднократно ходила к Андрею, просила, уговаривала. Жаловались его матери. А женщина каждый раз заявляет: «Андрей не мог этого делать. Это не он. Вы же не ловили его за руку». Да, за руку я его не ловила. А как вы прикажете мне это сделать? Броситься с голыми руками в моем-то возрасте на неадекватного мужчину? Так зато я его прекрасно вижу в монитор телевизора. У меня ведь установлена камера наблюдения, правда запись на ней не ведется. (Моя собеседница включает камеру и демонстрирует ее работу. К тому же ее (камеру) можно поворачивать, так что получается хороший обзор лестничной площадки. - Авт.). Я шесть раз вызывала милицию. Но толка никакого.
Прошлой осенью Андрея не было на протяжении трех недель. Было спокойно, пока он не появился. Мать Андрея снова не поверила, что это он по ночам ломится в мою дверь. Попросили с соседями, чтобы женщина забрала своего сына на два дня, чтобы проверить мои слова. Два эти дня было тихо. А когда он появился, то это пропущенные время наверстал с лихвой. Настучал мне в дверь за эти два дня. А потом днем говорит мне: «А ты поймай меня, дура старая, а ты поймай меня за руку. Потому что ты меня не видишь».
Направилась в Жовтневый райотдел полиции. Написала заявление.
2 февраля я побывала на приеме у начальника городской полиции Валерия Лютого. Тот кому-то позвонил (может быть участковому либо его начальству) и пообещал разобраться.
Пришел участковый полицейский. Опросил соседей. И сказал, что только родственники могут написать заявление, чтобы Андрея отправили на лечение. А у нас, и тем более у полиции, такого права нет.
Позвонила я на горячую линию губернатора. Мне сказали, что понадобится две недели на рассмотрение моей жалобы. Время истекло. Снова звоню. Жалоба не рассмотрена.
Позвонила я в Криворожский психоневрологический диспансер. Трубку взяла женщина, которая представилась главным врачом. И сказала мне так: «Мы-то можем приехать, но может оказаться, что зря. Этот мужчина нам дверь не откроет. Надо чтобы полиция туда пришла, а потом, когда полицейские войдут в квартиру, то вызовут нас».
Легко сказать. Ну, пришли два полицейских. Сразу же сообщили, что наш участковый находится в зоне АТО. Постучали к Андрею в дверь. Тот, естественно, не открыл, и полицейские ушли, предварительно побеседовав с соседями. Вот такая помощь. А сосед, как стучал, так и стучит по ночам в мою дверь. Я уже думала приспосабливаться нему. Вот думаю, лучше б он пораньше пришел, пока я не сплю, постучал и ушел. Так нет, он то в час ночи приходит, то в два, а то и под утро. Жизнь превратилась в кошмар. Что мне делать? Может с крыши спрыгнуть, заранее оставив предсмертную записку, в которой указать причину суицида. Может после этого будут приняты меры? Помогите мне, иначе я сойду с ума от такого соседства. А пока этого не произошло, я снова собираюсь на прием к начальнику городской полиции. На этот раз я приготовила коллективное письмо от жителей нашего подъезда. Оно уже готово с подписями соседей…

Режим ожидания

Позиция руководства ПНД лично мне понятна: психиатры находятся в режиме ожидания. А то что же получается? По заявлению соседей можно вот так вот запросто любого человека, который переволновался, взять да связать, бросить в санитарную машину, а потом еще непонятно от какой болезни лечить-калечить?
Да и 3-я статья Закона Украины «О психиатрической помощи» тоже пока что на стороне Андрея. Вот что она гласит: «Кожна особа вважається такою, яка не має психічного розладу, доки наявність такого розладу не буде встановлено на підставах та в порядку, передбачених цим Законом та іншими законами України». К тому же незаконное принудительное лечение в психиатрической больнице влечет за собой уголовную ответственность. Другой вопрос, есть ли выход из создавшейся ситуации? И чего в очередной раз ожидать жильцам этого подъезда от такого соседа? Каких еще выходок?

Артем Бирюза, «Домашняя газета»
разрешено к публикации на сайте
Весь Кривой Рог

Добавить комментарий